June 9th, 2014

яя

Берут измором

Они берут нас измором, рассчитывают, что рано или поздно все мы: родственники, друзья, адвокаты, гражданские активисты - устанем, потеряем веру в победу и махнем на все рукой - будь что будет. Они надеются, что общество, за множеством свежих новостей и сенсаций, утратит интерес к тянущемуся годами процессу Даниила Константинова и перестанет реагировать на вопиющие беззаконие и несправедливость, спиралями накручивающиеся в этом деле.

Они уверены в победе, поскольку им спешить некуда: зарплату начисляют, стаж идет, обед и отпуск по расписанию. А семья надрывается из последних сил, а активисты выматываются в борьбе, которая многим кажется безнадежной. А общество от бессилия впадает в спячку.

Они - "правохоронители", для которых беззаконие давно превратилось в рутину.
Мы - живые люди, всякую несправедливость пропускающие через себя.
Им безразлично все, кроме карьеры. Нас ранит каждая ложь.

И в понедельник 9 июня, на первом открытом заседании второго процесса по делу Константинова, помощник прокурора Ильин и судья Черникова просто выйдут на работу, привычно ломать чужую человеческую жизнь, при этом прекрасно зная, что речь идет о полностью непричастном человеке. Они рассчитывают, что кроме адвокатов, родственников и близких друзей поддержать Данилу никто не придет.

Но я все равно верю, что люди придут, потому что позволить этой системе демонстративно расправится с политзэком Константиновым, значит дать ей "добро" на отстрел всех и каждого. Тогда никто уже не сможет чувствовать себя в безопасности.

А единственное, чего они еще побаиваются, это гласности. Именно поэтому, нам запретили видеосьемку второго процесса, кому-то из власть имущих очень не понравилась прямая трансляция в интернете. Значит, есть что скрывать даже в суде. Но запретить слушать, делать выводы и рассказывать правду они пока не могут - процесс открытый!

На первом заседании будет допрос Данилы и потерпевшего - отца убитого неизвестным (или давно уже им известным и ими же покрываемым) преступником Алексея Темникова.
Приходите, от вас зависит очень многое.
И это нужно не только нам, но и вам.
Приглашаем также представителей общественных организаций, прессы.
Начало заседания 9 июня в 14 часов, зал 112.
Адрес Чертановского суда г. Москвы: Артековская улица, дом 3а (метро "Варшавская").
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

ПОЕЗДКА К УЗНИКАМ СОВЕСТИ ЗА ПОЛЯРНЫЙ КРУГ ( ПОСЕЛОК ХАРП, КОНЦЛАГЕРЬ " ПОЛЯРНАЯ СОВА")

Друзья, соратники, как многие из вас помнят, некоторое время назад родными и близкими Узников Совести, осуждённых на пожизненное лишение свободы, был объявлен сбор средств для поездки на полуостров Ямал ЯНАО, посёлок Харп, где находится ИК-18, в народе известная как “Полярная Сова”. Благодаря поддержке откликнувшихся соратников, родным и близким Узников Совести удалось собрать необходимые средства и отправиться к заключённым в один из самых отделённых регионов нашего Отечества. Выдающаяся женщина и верная жена Николы Королёва – Вероника Королёва, по возвращению домой рассказала о состоявшейся поездке:

“Полярная Сова” – самая отдалённая колония для ПЛС в России. По словам местных жителей в колонии очень большая смертность, тела забирают очень редко, обычно отвозят на кладбище, находящееся за п. Харп. Причина сего явления секретом не является: полярная ночь, суровый северный климат, но главный фактор – это условия содержания, тяжёлая депрессивная атмосфера тюрьмы для тех, кого российское общество решило лишить свободы навсегда, лишить всякой надежды, свести с ума, уничтожить психологически, заставить медленно и мучительно умирать.

Пожизненное Лишение Свободы – эта та же смертная казнь, только медленная и изощрённая. Многие находящиеся в подобных колониях наверняка заслуживают смертной казни, но даже для них ПЛС – это слишком. Всё это издевательство над людьми оплачивается из карманов налогоплательщиков, всё, что сегодня творит государственная карательная машина, происходит с молчаливого согласия обывателей. Обыватель платит за детсады и школы для своих детей, он оплачивает систему здравоохранения, армию, правоохранительные структуры, он платит за развлечения, выпивку и еду, и он же платит за страдания людей, находящихся в застенках.

За годы заключения моего мужа – Николы Королёва, я многое повидала, и многое узнала о содержании заключённых вообще, а о заключённых ПЛС в особенности. Я не понимаю наше общество, оно больно, развратно и склонно к садизму и издевательствам над себе подобными, жестокие зрелища для него забава. Мой муж против пожизненного заключения и смертной казни в России. Я также против пожизненного заключения, но в вопросе смертной казни у меня нет однозначного мнения. Вообще среди заключенных ПЛС есть нормальные мужчины, для кого-то данное утверждение прозвучит дико, но это так. Есть, например, на ПЛС один киллер, которого, будь моя воля, я бы давно отпустила по УДО, так же как многих, сидящих на ПЛС участников ОПГ девяностых годов, которые по своим моральным качествам являются достойными людьми, не теряющими человеческий облик даже в таких условиях. Коль уж в России ПЛС, то обществу надо понять, что в таких условиях людей содержать нельзя, это жестоко и бесчеловечно.

Collapse )